на главную           о нас           реклама           контакты
MobyPrime.ru
..::Новости и аналитика телекоммуникационной отрасли
Приморья и Дальнего Востока
Nokia X1-00: Долгоиграющий хит лета

 Обзор интересного молодёжного телефона, открывающего музыкально-игровую линейку X компании Nokia

Горячие новости

Премиум-смартфон Nokia Oro уже в продаже

 Драгоценный сплав новейших технологий и лучших материалов

Новый смартфон Nokia 500 - высокое качество и производительность по доступной цене

 Nokia представляет новое устройство на рынке смартфонов  начального уровня

 

Новый флагман Nokia N9 доступен для предварительных заказов

 Смартфон появится в продаже в третьем квартале 2011 г., в первые недели продаж модель будет представлена только в фирменной рознице Nokia.  

Nokia объявляет всемирный конкурс "Create For Millions"

Любой разработчик и пользователь может принять участие в конкурсе по созданию приложений для телефонов Nokia Series 40. Призовой фонд – миллион евро.  

 

Золотая Nokia

Новый телефон премиум-класса Nokia Oro – элегантное сочетание кожи, золота и сапфирового стекла

Мнения

Покрасневший таксофон

Статистика по объему оказанных в России универсальных услуг связи (УУ), оглашенная 10 дней назад, всколыхнула бурную дискуссию в телекоммуникационных кругах. Часть участников рынка, ссылаясь на объявленные данные, предлагает упразднить УУ, другие - апеллируя к той же статистике - доказывают их эффективность.

Статистические данные по УУ представители Россвязи огласили 18 августа, на заседании секции Научно-технического совета, посвященного результатам внедрения в РФ системы универсального обслуживания в области связи. Яблоком раздора стала информация Минкомсвязи о том, что в I полугодии 2009 г. с каждого таксофона универсального обслуживания было совершено в среднем всего по 4 минуты исходящих местных звонков (которые и подпадают под определение УУ). Кроме того, каждый таксофон обеспечил по 16 минут бесплатных вызовов экстренных служб. Сообща все таксофоны обслужили 3 млн минут "универсального" трафика, из которых 2,38 млн минут приходятся на бесплатные звонки в экстренные службы, а 620 тыс. минут - на местные вызовы.

Несколькими днями позже компания "Универсальные платежные средства" (УПС), которая занимается взаиморасчетами между операторами УУ, выдала более оптимистичные уточненные данные. По сведениям УПС, только во II квартале 2009 г. таксофоны УУ пропустили 3,6 млн минут связи с экстренными службами и 1,48 млн минут местных вызовов. Таким образом, на каждый из более чем 147 тыс. таксофонов с апреля по июнь текущего года в среднем пришлось по 10 минут местных звонков. Но УПС призывает учитывать весь трафик с таксофонов - не только местный, но и зоновый, и междугородный/международный, а также вызовы экстренных служб. В совокупности, сообщила УПС, за II квартал 2009 г. объем исходящего трафика с таксофонов универсального обслуживания превысил 8,7 млн минут (т.е. на каждый аппарат пришлось 59 минут исходящего трафика, или по 19,7 минут в месяц).

Убытки операторов от оказания УУ (к которым относится местная телефонная связь с таксофонов и Интернет-услуги из пунктов коллективного доступа, ПКД) покрываются за счет резерва универсального обслуживания - фонда, который находится в казначействе и в который все без исключения операторы связи РФ отчисляют по 1,2% выручки (за вычетом межоператорских расчетов). По состоянию на начало 2009 г., в этом фонде скопилось 18,76 млрд рублей (или около $600 млн). В прошедшем мае Минкомсвязи обнародовало прогноз, согласно которому объем российского рынка услуг связи в 2009 г. составит более 1,49 трлн рублей. Если этот прогноз сбудется, операторы за этот год должны будут отчислить в резерв универсального обслуживания еще 17,88 млрд рублей (что эквивалентно $568 млн по текущему курсу).

Возникает резонный вопрос: а стоят ли ежемесячные 19,7 минут исходящего трафика с универсальных таксофонов выкачивания из телекоммуникационной отрасли шестисот миллионов долларов в год? Как ни странно, ответов на этот вопрос может быть множество. Если исходить из того, что 3,6 млн минут связи с экстренными службами, которые обеспечили универсальные таксофоны во II квартале, спасли хотя бы несколько тысяч (а может быть - десятков тысяч) жизней, то вопрос о целесообразности поддержания УУ отпадает сам собой. Если учитывать, что в начале 2006 г. в России было 42 тыс. нетелефонизированных населенных пунктов, а к середине 2009 г. их осталось всего 685, то эффективность УУ тоже, вроде бы, очевидна. Но стоит вспомнить, что все это обходится  российской телеком-индустрии более чем в полмиллиарда долларов в год, - и чаша весов перевешивает в другую сторону. Мало того, что все операторы обязаны отчислять по 1,2% выручки в фонд УУ, - они даже не могут отнести эти выплаты к затратам (ведь де-юре это не налог), поэтому вынуждены платить эти средства из прибыли, которой порой просто нет.

Мое личное мнение - УУ нужны, но не в том виде и объеме, как они существуют сегодня. Если ввести в этой сфере разумные ограничения и исправить несколько ошибок прошлого, то можно существенно снизить бремя выплат в фонд УУ для всех операторов.

Одной из таких ошибок я считаю идею предоставлять УУ по всей территории страны - от дальних деревень до городов-милионников. УУ по определению является сервисом для сельских и иных недообслуженных территорий. Даже в небогатой Нигерии Universal Service Provision Fund финансирует проекты только на двух типах территорий: rural (сельских) и underserved (недообслуженных). Однако Россия и в этом вопросе пошла своим путем: прежняя администрация связи исходила из того, что любой гражданин в равной степени имеет право на пользование УУ, и окрашенные в красный цвет универсальные таксофоны стали появляться и в Москве, и в Петербурге, и в других благополучных городах, в которых проникновение одной лишь сотовой связи давно превысило 100%. Я искренне не понимаю, зачем нужно оплачивать из кармана участников рынка 125 универсальных таксофонов, установленных в Москве или, например, 111 аппаратов - в Питере? В этих городах у всех сотовых операторов сообща зарегистрировано 32,7 млн и 11,5 млн активных SIM-карт соответственно (не считая действующих там миллионов квартирных телефонов), и мало кто обделен доступом к услугам связи. Но даже если кто-то не имеет ни мобильного, ни проводного телефона, неужели этот несчастный поедет по городу на поиски заветного "красного" таксофона, чтобы вызвать скорую? Если речь шла о том, чтобы дать связь в нетелефонизированных населенных пунктах, то универсальных таксофонов должно было быть около 42 тыс., а их, по данным Россвязи на 1 августа 2009 г., в 3,5 раза больше - 147 019 штук.

Еще одна спорная, на мой взгляд вещь, - роуминг таксофонных карт, которыми оплачиваются УУ. При запуске УУ администрация связи рассудила, что монетные таксофоны станут постоянным объектом взлома, и решила использовать в качестве платежного средства смарт-карту. Территории, по которым проводились конкурсы на право оказания УУ, были нарезаны вольно, и кое-где в соседних деревнях могли оказаться разные операторы УУ. Убоявшись, что абонентам даже при минимальном перемещении по стране придется держать в кармане целую стопку карточек, чиновники рассудили - нужно обеспечить роуминг, чтобы таксофонная карта одного оператора принималась и в таксофонах другого. Не долго думая, было решено обеспечить роуминг в масштабе всей страны, что мгновенно потребовало сложнейшей системы взаиморасчетов и создания специального клирингового оператора (им стала УПС). Насколько я знаю, на южных курортах России в универсальных таксофонах фиксируются смарт-карты со всей страны. Не спорю, отдыхающему выгодно звонить с таксофона, экономя на подорожавшем в кризис сотовом роуминге, но разве в этом была задача универсальной услуги?

Ну и, наконец, третья спорная позиция - механизм компенсации убытков операторам УУ. В том виде как он существует сейчас, этот механизм стимулирует ленивых и сонных: если с универсального таксофона не было совершено ни одного звонка, то его владелец получает максимальную (!) компенсацию. Стоит оператору УУ проявить активность и инициировать местный или, не дай бог, более дорогой дальний трафик, как доход от него будет вычтен из суммы компенсации. Так что, с точки зрения бизнеса, эффективная стратегия оператора УУ должна состоять в том чтобы повесить таксофон на столб, не продавать карт оплаты и отгонять от аппарата случайно забредших роумеров.

Это - что касается местной телефонии. В сфере Интернет доступа из ПКД все обстоит еще хуже. Право развернуть подавляющее большинство (15842 из 20750) ныне действующих ПКД выиграла на конкурсах "Почта России". У этого госпредприятия насчитывается четыре десятка тысяч отделений по всей стране, но нет и никогда не было опыта оказания Интернет-услуг. Мало того, на момент победы в конкурсах по УУ "Почта России" не располагала Интернет-каналами. Выиграв конкурс, "Почта" отправилась к "дочкам" "Связьинвеста" за арендой каналов, и была несказанно удивлена, получив предложения с рыночными ценами. Почтовики пытались козырять государевой задачей и даже надавить через Минсвязи, но операторы электросвязи не спешили озолотить дешевыми каналами непрошенного конкурента. Мало того, тарифы на Интернет-доступ из ПКД были рассчитаны в 2005 г. исходя из базовой скорости 24 кбит/с, в результате чего сегодня тарифы во многих ПКД выше, чем у коммерческих Интернет-провайдеров. Результат - налицо: за I полугодие 2009 г. Интернет-трафик из ПКД в почтовых отделениях составил 3,4 Тбайт. Для сравнения - только у абонентов сотовой компании "Скай Линк", которая работает в 30% регионов РФ, объем трафика передачи данных за первые 6 месяцев 2009 г. оказался в 320 раз больше - 1090 Тбайт.

Резюмирую. Если бы "директором был я", я бы оставил универсальные таксофоны лишь там, где действительно нет иной связи, т.е. преимущественно в сельской местности и на особых территориях (например, в вахтенных поселках нефтяников). Во-вторых, я бы отменил национальный роуминг "универсальных" таксофонных карт - главное чтобы карта работала в месте покупки и, что не менее важно, чтобы ее было легко приобрести. В-третьих, я бы радикально пересмотрел систему компенсации убытков от оказания УУ, чтобы мотивировать операторов к активному привлечению абонентов, а не к пассивному созерцанию. Для этого, в частности, нужно обеспечить Россвязь системой онлайн-контроля за всем таксофонным хозяйством: тогда это агентство будет точно знать, кому и за что платит компенсации. И в-четвертых, я бы отстранил "Почту России" от оказания универсальных услуг Интернет-доступа как не справившуюся с задачей и снова провел конкурсы - опять же там, где с Интернетом швах, а не в городах, обмотанных вдоль и поперек кабельными сетями. И тогда, глядишь, размер отчислений в фонд УУ можно будет сначала урезать, а затем и обнулить - бизнес найдет способ зарабатывать на инфраструктуре, созданной с государственной помощью.
 

Источник: comnews.ru


31.08.2009
Copyright © Mobyprime.ru 2009